Опубликовано

Шарлотта Кросон «Секс, ложь и феминизм»

Отрывок из статьи Шарлотты Кросон «Секс, ложь и феминизм», опубликованной в журнале Off Our Backs, июнь 2001 
Перевод: Александра Нелец 

С феминистской точки зрения сексуальность конструируема. Поскольку сексуальность конструируема, в настоящее время существуют две роли: доминантная, активная сексуальная роль мужчин — сексуальный субъект. Подчиненная, пассивная, подвергаемая воздействию сексуальная роль женщин — сексуальный объект. Эти роли считаются одновременно естественными и взаимодополняющими, а также лежат в основе того, что считается собственно сексуальным.

Базис такой сексуальности – эротизация доминирования и подчинения. Сексуально возбуждающе, когда есть дисбаланс власти, верхний и нижний, действующий и подвергаемый воздействию, доминирующий и подчиненный. Для мужчин эротично осуществлять господство и контроль над женщинами. Для женщин эротично и сексуально подчиняться, подвергаться контролю или воздействию. Эротизация доминирования и подчинения является содержанием патриархальной сексуальности. Женщины, как класс, подчиняются мужчинам через сконструированную таким образом сексуальность, что и делает их гражданами второго сорта. Эротизация доминирования и подчинения присутствует во всем континууму сексуальных практик, начиная с гендерных ролей, заканчивая изнасилованиями, порнографией и проституцией. Через эти сексуальные практики как создается, так и поддерживается подчинение женщин мужчинам.

Садомазохизм не преодолевает эту эротическую динамику, а полностью воссоздает ее. Структурная динамика и практика садомазохизма совершенно очевидно является эротизацией доминирования и подчинения. Это может включать различные специфические практики, например, причинение боли, бондаж, разыгрывание разных сцен и ролей, например, заключенный/охранник, раб/хозяин, нацист/еврей и другие, а также обозначение участников «верхний» и «нижний» с сексуальной активностью в соответствии с предписанными нормами поведения. Садомазохистический эротизм четко связан с динамикой верхний/нижний присущий ролям. Движущей силой эротических переживаний заключается в несоответствии власти между «игроками». С точки зрения защитниц «прогрессивность» садомазохизма заключается в том, что женщины больше не связаны патриархальными представлениями о женской сексуальной пассивности. Теперь, как утверждается, женщины могут быть верхними, играть роль сексуального агрессора вместо традиционной сексуально пассивной роли. С другой стороны, женщины теперь могут выбирать быть нижними, быть сексуально пассивными. Разница, конечно, в том, чтобы самой выбрать быть сексуально подчиненной, а не просто смириться с тем, что нам диктовать его нас.

Садомазохистские роли, верхний и нижний, точно следуют содержанию патриархальной сексуальности: сексуальный субъект, воздействующий на сексуальный объект. Слова Кэтрин Маккиннон «Мужчина трахает женщину. Субъект-глагол-объект.», легко конвертируются в «Верхний трахает нижнего. Субъект-глагол-объект.» Разницы между содержанием патриархальных ролей и садомазохистских ролей, или между садомазохистской сексуальностью и патриархальной сексуальностью просто нет. То, что есть сексуального в садомазохизме — предположительно комплементарные/оппозиционные роли, предполагающие доминирование и подчинение. Если насилие не используется напрямую, оно отыгрывается в «постановочных» сценах. Если нет «естественной» динамики господства мужчин и подчинения женщин, она создается через ролевые игры. Игры в тюрьму, изнасилование, хозяина и раба, учителя и ученика — в каждой из этих сцен (типичных для «сексуальных игр» — прим. пер.) разница во власти между участниками сознательно используется для создания эротического напряжения. Так и с обозначениями «верхний» и «нижний», ролями буч/фем используемыми и присвоенными садомазохизмом — где нет «естественного» полоролевого доминирования, оно создается искусственно. Цель игровых сцен и ролей — воспроизведение сексуальности доминирования, эротическое возбуждение от разницы во власти, что есть sine qua non патриархальной сексуальности.

То, что женщины могут быть «верхними» в лесбийском садомазохизме, ничего не меняет самих ролей и не меняет фундаментальную позицию женщины на дне патриархальной сексуальности. Для женщин-лесбиянок, играющих роль «верхних» в лесбийском садомазохизме, женщины [как класс] всегда должны быть на социальном дне, занимать типичное классовое положение всех женщин. «Секс-либертарианки требуют доступа к сексуальным привилегиям мужчин, не учитывая, что существование этих привилегий основано на статусе мужчин как господствующего класса и невозможно без подчиненного класса женщин» (1). Патриархальная сексуальность поддерживается и стимулируется сообществом садомазохистов, практикующим ее. Поддерживая, практикуя и воссоздавая патриархальную сексуальность в женском сообществе, «про-секс»-активистки-садомазохистки еще в большей мере нормализуют патриархальную сексуальности в качестве «секса как такового». Кроме того, они нормализуют место женщины на дне сексуальной иерархии. При этом садомазохистки выступают за то, чтобы женщины не могли избежать сексуального подчинения в патриархате. Они, по сути, гарантируют, что кто-то всегда будет на дне, и что этот «кто-то» будет женщиной. «Феминистский вопрос состоит не в том, можете ли вы, как отдельная женщина, избежать женского подчиненного положения, но должно ли быть общественно необходимым, существование такого положения, которого вы временно избежали, что этот положение должны занимать женщины» (2).

Сексуальность доминирования и подчинения не является трансгрессивной, независимо от обстоятельств практики, это не более чем тот же самый патриархальный секс, осевой динамикой которого является подчинение женщин, нормализованное лесбийским сообществом [и интериоризированное отдельными его представительницами — прим. пер.].
________
(1) Jeffreys, (1997), pp. 208-09.
(2) MacKinnon, Catharine A. (1987). Feminism Unmodified, Discourses on Life and Law. Cambridge, London: Harvard University Press, p. 31.