Опубликовано

Правда о том, почему лесбиянки имитируют оргазм (и почему я прекратила)

Авторка: Рут Шварц

Признайся: ты лесбиянка, и ты хотя бы один раз притворялась более возбужденной, чем ты была, или даже имитировала оргазм? Если да, ты не одна. Большинство лесбиянок (как и наши гетеро-сестры) иногда так поступают, а некоторые из нас довольно часто.

Зачем бы лесбиянке имитировать оргазм? Ну, вероятно, в основном по тем же причинам, что и гетеросексуальные женщины, но с дополнительной особенностью: мы считаем, что от нас не ожидается что “мы должны” имитировать оргазм.

Гетеросексуальные мужчины и женщины представляют что лесбийский секс проще, что две женщины автоматически знают что, где и когда делать, чтобы удовлетворить партнершу. Но большинство знакомых мне лесбиянок только вздохнут: “Если бы!”

По правде говоря, двое взрослых людей могут найти общий язык в постели — или нет. Особенно в длительных отношениях, где существует много дополнительных эмоциональных факторов, которые влияют на степень возбуждения.

Вот некоторые причины, которые я слышала — и чувствовала сама — о том, почему лесбиянки имитируют оргазм:

“Я не хочу ранить ее”

“Мне не особо нравится то, что она делает, но я не знаю как сказать (или я слишком застенчива) или показать ей то, что мне нравится”

“Я готова прекратить, но она будет чувствовать себя плохо, если узнает что я не получила оргазм”

“Я хочу чтобы она считала меня “горячей””

“Она делает все правильно, меня должно это возбуждать. Значит, это со мной что-то не так”

“Она так старается, наверное, она устала. Я должна позаботиться о ней”

“Я чувствую себя неуверенно из-за того, сколько мне требутся времени чтобы достичь оргазм”

“Я не уверена, что хотела начинать заниматься сесксом”

“Она не особо меня привлекла, но я думала, что в постели все изменится”

Многие из этих причин говорят о том, что мы стараемся заботиться о своих партнершах. Как и все женщины, иногда мы слишком заботимся о чувствах других людей, настолько, что предпочитаем “покинуть свое тело” и проживать опыт своей партнерши.

 

Действительно ли мы проживаем ее опыт, или только свои фантазии и проекции об ее опыте? Действительно ли мы делаем ей какое-то одолжение? Подумай об этом. Если бы ты узнала, что твоя партнерша или даже женщина, с которой ты только познакомилась, имитировала с тобой оргазм, как бы ты себя почувствовала? Лично я не встречала женщину, которой бы это понравилось.

Получается, что мы имитируем чтобы “защитить” наших партнерш так, как бы мы не хотели, чтобы “защищали” нас — и это не имеет никакого смысла.

Правда в том, что когда мы думаем, что защищаем свою партнершу, мы защищаем себя. Очень пугает быть настолько уязвимой, чтобы сказать кому-то о том, что происходит с нами — со многими из нас, — это даже страшнее когда мы лежим голые с этой женщиной в постели.

Но это единственный способ создать эту самую близость, под которой я подразумеваю близость, когда тебя действительно видят, слышат и понимают.

Так что когда мы имитируем, нет никакой возможности создать такую близость. Вместо того чтобы позволить услышать и узнать нас, мы предпочитаем играть, что уж точно перекрывает возможность настоящего сближения.

Восемь лет назад, почти сразу после того как мы с Мишель познакомились, я боролась с этим. Мне очень очень нравилась Мишель, она меня действительно сильно привлекала. Она была милой, она была блестящей, она была доброй, мы могли говорить бесконечно, но в то же время…

Что-то в спальне мне не подходило.

Я пыталась невербально показать ей чего я хотела, но это не работало.

А потом я почувствовала, что я ухожу. Нет, не физически, я просто переставала быть в своем теле как только она меня касалась.

Я знала, что я могу имитировать оргазм. Более того, я уже делала это не раз с другими партнершами.

Но что-то было в Мишель и в той связи, которая образовывалась между нами, плюс большая эмоциональная работа, которую я провела с собой в последние несколько лет, — и я захотела попробовать поступить как-то иначе.

И я смогла.  Я осторожно остановила ее и мягко сказала: “Знаешь, со мной это не работает. Я не знаю, дело в тебе, во мне или в нас. Может, мы можем чему-то научиться из этого”

И вместо того, чтобы корчиться и стонать изображая удовольствие, я лежала голая в объятиях Мишель, и мы говорили, действительно говорили.

Я узнала о ней многое в ту ночь, не только из того, что она говорила, но и из того, как слушала меня. Я все еще была расстроена тем, что у нас не получается секс, но возможность расти вместе казалась мне даже важнее, и я была дико рада когда она сказала, что чувствует также.

И где-то в этих разговорах что-то произошло, хотя я и не поняла этого до следующего дня, когда она сидела на моем кухонном столе, а я подошла чтобы обнять ее. И что-то сдвинулось. Что-то произошло между нами, как удар молнии.

Что это было?

Та сексуальная энергия, которая не могла течь между нами ночью, была внезапно жива и сверкала между нами!

С тех пор, примерно восемь лет назад, мы много раз получали эту энергию, и провели много замечательного времени в постели. Также было множество раз, когда у нас не получалось, и тогда одна или обе говорили: “Знаешь, сейчас мне не хочется”.

Что-то из этого происходит потому, что мы обе пережили сексуальное насилие. Моей реакцией было то, что я научилась притворяться, Мишель научилась “покидать тело”, а иногда и заглушать свое желание из страха самой стать абьюзершей.

Что произошло бы если бы я продолжила имитировать, вместо того чтобы поднять проблему и привести нас к этим глубоким разговорам? Я не могу знать точно, но я знаю точно, что мы бы не были такими, как сейчас, в радостном, глубоком, действительно близком — и да, горячем! — партнерстве с любовью моей жизни.