Опубликовано

Почему я не принимаю политику гендерной идентичности

Переводчица: Лена Ai

Женщины подвергаются угнетению на основании особенностей женской биологии, а не на основании их идентичностей — это тот факт, который был стерт трансгендерной политикой, — пишет Дженнифер Дункан. Концепция гендерной идентичности сейчас является юридически закрепленной в нескольких странах, что дало теперь уже юридическую защиту трансгендерным людям, основываясь на их идентичности.

В Соединенных Штатах, администрацией Обамы недавно была подписана декларация, согласно которой все муниципальные школы страны должны быть осведомлены о гендерной идентичности своих учеников. Канада недавно выпустила новый закон, предоставляющий трансгендерным людям юридическую защиту. В Великобритании наблюдается возрастающий интерес к идее разрешить закреплять свой гендер юридически.

Как от человека, придерживающегося левых взглядов и являющегося частью ЛГБТ сообщества, от меня ожидалось, что я буду радостно приветствовать эти изменения в законодательстве, но вместо этого я настроена критически. Причины этого в том, что концепция гендерной идентичности (не имеющая внятных определений) и трансгендерная политика вредят девочкам и женщинам и уводят потенциальные коллективные действия в сферу индивидуального. Национальная Служба Здравоохранения дает определение гендерной идентичности следующим образом: «Биологический пол — это пол, приписываемый при рождении, которы определяется исходя из внешнего вида гениталий. Гендерная идентичность — это гендер, с которым человек себя «идентифицирует» или которым он себя ощущает.» «В большинстве случаев, биологический пол совпадает с гендерной идентичностью, но это происходит не во всех случаях. Так, например, некоторые люди могут имея мужскую анатомию идентифицируют себя, как женщин, так же некоторые могут не ощущать себя определенно мужчиной или женщиной».

Эти типичные определения гендерной идентичности также предлагаются другими организациями. Понятие гендера не имеет точного определения, но из имеющихся определений мы можем понять, что гендерная идентичность — это ощущение индивидом себя либо мужчиной, либо женщиной, либо никем из них конкретно. Проблемой этого подхода является то, что «мужчина» и «женщина» — это не ощущения — этими словами описываются два типа репродуктивного функционирования вида млекопитающих: тех, чей организм продуцирует сперму, которая может оплодотворить яйцеклетку и тех, чей организм продуцирует яйцеклетки и способен рожать.

Когда некто заявляет о гендерной идентичности, это означает, что они верят в то, что их биологический пол противоположен их физиологической данности или что у них нет никакого биологического пола. Вера человека в то, что на самом деле он является лицом противоположного пола, часто называлась гендерной дисфорией, что означало дискомфорт и тревожность, напрямую связанные с телом и его биологическими, связанными с полом, характеристиками. Некоторые люди с гендерной дисфорией хотят изменить свое тело так, чтобы оно отражало внешние признаки того пола, которым как они чувствуют, им следовало бы быть..

Нет убедительных исследований о том, почему некоторые люди глубоко несчастны в своих телах, но самоотчеты, такие как видео и статьи, создаваемые людьми в процессе перехода, дают нам некоторые подсказки о том, откуда происходят их несчастья. Когда трансгендерные люди рассказывают о том, как они узнали, что они «транс»,их истории часто основаны на идентификации со стереотипными представлениями о поведении и внешнем виде противоположного пола, — например, это истории о мальчиках, которые хотели играть с куклами и носить платья, и о девочках, которые хотели носить мешковатую одежду и коротко стричь волосы. Сильная идентификация и характеристиками, которые, как они усваивают, им не принадлежат, приводит их к выводам, что у них «мозг мальчика в теле девочки» или наоборот. Переход выглядит как способ примирить их личные особенности с усвоенными ими представлениями о том, чем являются «мужчина» и «женщина», это делается для того, чтобы убежать от чувства дискомфорта и того негативного отношения, которым общество щедро одаривает «других».

Феминистки дали определение «гендерные роли» набору черт характера и поведению, которые приписываются мужчинам и женщинам на основании их репродуктивной функции. Женская гендерная идентичность означает быть доброй и заботливой, — черты личности той, которая, как подразумевается, будет оставаться дома и растить детей. Мужская гендерная идентичность означает быть агрессивным и независимым, — черты, полезные людям, чьей задачей является роль главы семьи и взаимодействие с окружающим миром. Эти гендерные роли являются частью патриархальной системы, которая разделяет людей на два класса по признаку пола — на мужчин и женщин и дает мужчинам доминирующую позицию в этой иерархии.

Некоторым людям крайне некомфортно жить в этой полученной ими роли и в такой ситуации существует два основных пути выхода из этого дискомфорта. Первый путь — это коллективная работа, направленная на изменения в обществе, результатом которой должна стать отмена этих ролей и другой путь, заключающийся в том, чтобы изменить себя, для того, чтобы успешно адаптироваться в имеющейся системе. Если бы речь шла о нескольких редких случаях индивидов, проходящих через операции по перемене пола для того, чтобы справиться с непреодолимым чувством дисфории, это не оказало бы на общество какого-либо заметного влияния.но трансгендерная политика, захлестнувшая сейчас Северную Америку, принесла множество проблем женщинам и девочкам.

Одной из проблем для женщин стала потеря разделенных по половому признаку пространств, — таких помещений как раздевалки и общественные туалеты. Когда пользование общественным туалетом основывается только на вере субъекта, что он — женщина, это, фактически, позволяет мужчинам, заявившим о своей гендерной идентичности, беспрепятственно проникать в женские пространства в любое время, в какое они пожелают. Многие североамериканские школы и центры отдыха разрешили биологическим мужчинам входить в женские пространства на основании их «гендерной идентичности» и это было причиной стресса для женщин, которые потеряли чувство безопасности, будучи вынужденными раздеваться перед посторонними мужчинами.

В трансгендерной политике объективные анатомо-физиологические характеристики могут пересматриваться в пользу чьих-то субъективных идентичностей — например, мужское тело называется женским, если мужчина идентифицирует себя, как женщину и наоборот. Это является проблемой для женщин и девочек, поскольку биологические особенности нашего пола делают нас уязвимыми для мужчин, независимо от того, как мы себя идентифицируем. Тот факт, что мы, в основном, меньше по размерам и менее развиты физически, а также то, что мы способны беременеть, делает нас уязвимыми не только физически, но и социальном плане, из-за повсеместного сексуального насилия мужчин над женщинами, что основывается на нашей женской анатомии. Видеть мужчину в приватном женском пространстве, например, в раздевалке, доставляет женщинам дискомфорт, вне зависимости от того, насколько сильно он ощущает свою гендерную идентичность.

В Соединенных Штатах «Законы об общественных уборных» («Bathroom bill») стали причиной серьезных столкновений между желающими защищать трансгендерных людей и теми, кто хочет защитить возможность уединения женщин в женских пространствах. Еще одной проблемой для женщин стало то, что в связи с концепцией гендерной идентичности становится затруднительным или даже невозможным называть биологический пол в качестве причины угнетения — ведь люди, якобы, могут быть любым полом, каким они пожелают. Женщины подвергаются угнетению не на базе нашей идентичности, а на основании наших женских биологических особенностей.; например, в ситуациях, когда наша фертильность контролируется мужчинами (в случае принудительного брака, законов, запрещающих аборты и т.д.) и в ситуациях, когда мы сексуально эксплуатируемы (траффикинг, изнасилование и инцест и т.д.) Эти нарушения прав человека происходят не из-за нашей идентичности, как женщин, а потому что мужчинам известно, что мы женщины и у них есть сила и власть, чтобы использовать нашу женскую репродуктивную систему для своего сексуального удовлетворения и для создания своего потомства.

Если люди могут просто решить быть противоположным полом, то анализ данных о женском угнетении становится невозможен. Мужчины, совершающие насильственные преступления против женщин, в соответствии с законами о гендерной идентичности, могут быть законодательно зафиксированы, как женщины, что скрывает истинную статистику, говорящую о том, какой пол, в действительности, совершает эти преступления и склонных к насилию заключенных-мужчин могут посадить в женскую тюрьму, потому что трансженщины не могут быть определены, как мужчины, что делает женщин-заключенных уязвимыми. Без возможности определять людей, как «мужчина» и «женщина», женщины не имеют надежды быть в состоянии защитить себя от преступлений, которые мужчины совершают против нас.

Это важно — держаться подальше от индивидуализма и оставаться сосредоточенными на классовом анализе, особенно тем из нас, кто придерживается левых взглядов. В Соединенных Штатах коммунизм был уничтожен десятки лет назад и понятия индивидуализма и потребительской культуры взяли верх на политическом пейзаже. Это означает, что мы рассматриваем людей в качестве свободных агентов, делающих свой собственный выбор, а не классы людей, объединенных коллективными интересами. Как рабочий класс угнетали на основании его положения в системе экономических классов, так и женщины подвергаются угнетению на основании их положения в классовой системе по признаку пола. Гендерные роли, которые служат укреплению этой иерархии, заставляют людей с обеих сторон ощущать дискомфорт, т.к. они ограничивают их в поведении и самовыражении. Устранение угнетения, основанного на гендерных ролях не будет достигнуто несколькими индивидами, изменившими себя для того, чтобы вписаться в другую роль — необходимы коллективные действия, направленные на разрушение гендерной системы.

Оригинал