Опубликовано

О связи однополых браков и лесбофобии.

Анти-гомосексуальный фанатизм все еще проблема, нам нужно снова радикализоваться

Авторка: Джули Биндел

Несмотря на признание однополых браков и их общественную поддержку, отношение к самой гомосексуальности говорит о том, что наша работа не закончена.

Когда я начала исследования для своей книги “Гетеро-ожидания: Каково быть гомосексуалкой(ом) сейчас?”, мне было любопытно, может ли что-то меня удивить. Как открытая лесбиянка с 1977 года, я наблюдаю огромные изменения. Когда я совершила камин-аут, у лесбиянок и геев не было специальных законов, защищающих нас от фанатиков и дискриминации, нас считали извращенцами, странными, низшими людьми.

Сейчас мы наслаждаемся полным гражданским равноправием с гетеросексуалами, меньше лесбиянок и геев остаются в шкафу. Даже среди людей, составляющих “национальное достояние” есть лесбиянки и геи, у нас есть представители даже в партии Тори (консервативная партия Британии).

Я собрала современные опросы (один проводился среди лесбиянок и геев, один среди гетеросексуалок(в)), провела свои интервью, наблюдала за собраниями, демонстрациями и встречами. И я поняла, что некоторые вещи пошли не так, как мы ожидали.

С тех пор, как лесбиянки и геи стали более “уважаемыми” и “обычными”, через браки, детей и ипотеки, многие умеренные религиозные консерваторы стали поддерживать, а не осуждать  нас. На дебатах по поводу однополых браков в Белфасте в прошлом году, например, моей феминистской критике брака оппонировали те, кто еще пять лет назад перешли бы на другую сторону дороги чтобы не столкнуться с геем.

Перефразируя аргументы моих оппонентов, которые были безусловно за расширение института брака на однополые пары, сейчас, когда мы способны воспроизвести гетеросексуальную ячейку общества, мы стали менее опасными и губительными [для скреп, — прим.пер.]

Исследование среди гомосексуалок(в) и гетеросексуалок(в) говорит о том, что однополые браки поддерживаются в подавляющем большинстве случаев, 88,7% и 85,8% соответственно. Кажется, что те фанатики, кто были ярыми противниками однополых браков в первых слушаниях в парламенте и по всей стране, куда-то делись за это время, так ли это?

Когда я спрашивала гетеросексуалок(в), как бы они отнеслись к тому, что их дочь\сын\брат\сестра оказались лесбиянкой или геем, они начинали нервничать. Данные опроса говорят о том, что анти-гомосексуального фанатизма гораздо больше, чем мы считали на волне всеобщей поддержки однополых браков. Когда я спрашивала “Сталкивались ли вы с предрассудками относительно лесбиянок и геев?”, шокирующие 78,1% сказали да, что на 26,8% состоит из физических нападений; 60% гетеросексуальных респонденток(в) отметили, что были прямыми свидетелями как минимум одного инцидента анти-гомосексуальных предрассудков или фанатизма.

Многие геи и лесбиянки и поддерживающие их противопоставляют этому фанатизму то, нас нельзя дискриминировать, так как мы родились такими. Почти 60% лесбиянок и геев считают, что ориентация — это врожденное, только 12% считают, что это социальный конструкт или выбор, остальные “не уверены”. Я считала, что после десятилетий гордости мы будем говорить об этом как о позитивном выборе, а не как о чем-то, что свалилось на нас из-за проказника-гена.

Одно из открытий, которое удивит гетеросексуалок(в) состоит в том, что очень мало лесбиянок и геев считают, что у нас есть что-то общее. Некоторые респонденты добавляли к ответу следующие комментарии: “Почему мы вместе, если у нас такие разные нужды?” или “Лесбиянки и геи находятся на разных полюсах, как мы стали сообществом?”

Так что нам нужно дальше? Нет сомнений в том, что культурная и социальная составляющая очень далеко отстала от части гос.регулирования, так что нам нужно как-то найти способ снова стать радикальным политическим движением. Пока молодых девушек и парней травят в школе за подозрение в ориентации, и в более чем 80 странах мира однополый секс вне закона, наша работа не закончена. Несмотря на наши различия, нам нужно поддерживать одни других в борьбе против последнего кусочка предрассудка, в надежде на то, что однажды термины гей и лесбиянка нам не понадобятся. [а вот с этим я не согласна, но гос.газета требует свое, — прим.пер.]

Оригинал