Опубликовано

Механизмы преодоления внутренней лесбофобии на практике

Авторка: Алла, 35 (ее партнерше Екатерине 31, живут они не в столице и даже не в миллионнике, вместе 6 лет)

Внутренняя гомофобия, на мой взгляд, по сути является желанием соответствовать общепринятым социальным нормам и страхом перед общественным осуждением. Частично этот страх оправдан вполне реальными рисками. Для многих аутинг может означать потерю работы, друзей, поддержки родственников, риск подвергнуться физическому насилию.


Когда я сама находилась в «шкафу» и встречалась с «закрытой» партнеркой, моя внутренняя гомофобия была достаточно сильна, доходя местами до абсурда: с подругой-натуралкой можно гулять за руки держаться, а с партнеркой нет; с подругой ночевать в одной комнате без проблем, а с партнеркой нельзя, вдруг соседи все поймут; вплоть до того, что в одной маршрутке подальше друг от друга сидеть, чтобы не дать повода слухам. Здесь есть парадокс, «в шкаф» прячешься, чтобы скрыть от окружающих реальные отношения с женщиной, но именно в этом состоянии, в этом моменте становишься наиболее уязвимой. Чем ярче отрицание отношений и попытки скрыть, тем отчетливее окружающие люди понимают, что здесь что-то не так, чуют слабое место и буквально в любой конфликтной ситуации норовят этим воспользоваться. Поэтому страх усиливает реальную опасность, а не уменьшает ее на самом деле.

У меня лично после «шкафа» был некоторый период, когда я принципиально и напоказ начала себя маркировать как лесбиянку. Радужные шарфики-браслетики, колечки, лабрисы и прочее. Это такой вызов обществу, попытка выйти из конформизма. Напоминает подростковую неформальность.

Но для реальной неконформности, для собственной независимости и силы нужен фундамент. В первую очередь материальный — почти невозможно выйти из «шкафа», если выживание напрямую зависит от патриархальных родителей или очень консервативного работодателя. Во-вторых, фундамент личностной независимости, наличия своих границ, когда мнения других и даже очень значимых людей перестают играть определяющую роль в мировосприятии.

Мне сложение этих двух факторов позволило «стукнуть по столу» и я просто поставила всех, включая друзей, родственников и коллег перед фактом, что живу и намерена жить всегда с женщиной. Другой важный момент, что я уже стала жить с практически открытой девушкой, которой тоже на общественные мнения фиолетово. В противном случае по понятным причинам тоже не получилось бы ничего.

Для меня где-то на этом этапе все проблемы, связанные с внутренней гомофобией и давлением общества, просто исчезли. Мы поддерживаем отношения с родителями и родственниками с обеих сторон, но я была готова отказаться от отношений с родственниками, если не смогу приезжать к ним с партнеркой и говорить о нас как о семье, а не подружках. Партнерка регулярно появляется у меня на работе: забирает с работы пораньше или приходит на день рождения. Некоторые коллеги бывали у нас дома. Я не скрываю отношений и могу спокойно обсуждать разные семейные мелочи с коллегами, вроде того где лучше вдвоем провести отпуск или закупиться к новому году семьей или обговорить, что в корпоративе буду участвовать с партнеркой, проблем нет. Но я изначально была готова к любым разборкам и даже к уходу с работы при необходимости.

Поэтому теперь, даже если кто-то захочет нас аутить, то я ему в лицо рассмеюсь и все. Да даже на форумах в разговорах я раньше боялась аутинга, боялась обсуждать лесбийство под собственным именем. А теперь как пытаются аутить, сама пишу, что только отчаянная экстремалка будет жить с мужиком, завидуйте молча. Мудаки моментально отваливаются.

Но еще раз повторюсь, я могу себе позволить эту свободу, потому что материально не имею зависимости от одной работы, зависимости от родственников, также не имею зависимости от общественного одобрения, да и физически могу дать сдачи при необходимости. Существования гораздо менее благоприятных условий для многих других женщин это не отменяет.