Опубликовано

Мэрилин Фрай «Лесбийский «секс»» (отрывок)

Перевод: Елизавета Морозова

Слово «секс» здесь взято в кавычки по двум причинам. Во-первых, слово «секс» неподходящий термин для того, что делают лесбиянки. Во-вторых, что бы там ни делали лесбиянки, если это можно назвать «сексом» (за неимением лучшего слова), мы, похоже, делаем это чертовски редко. Для множества лесбиянок разрыв между большими надеждами, которые мы раньше возлагали на лесбийский секс, и тем, как все оказалось на самом деле, превратил фразу «лесбийский секс» в нечто вроде горькой шутки. Я не хочу преувеличивать: для многих лесбиянок все не так плохо, и это не относится ко всем и все время. Однако в нашем сообществе в целом это довольно болезненная тема. Похоже пришло время проанализировать некоторые значения того, что (за неимением лучшего слова) мы называем лесбийским «сексом».

В недавних дискуссиях о лесбийском «сексе» часто цитировалось исследование Блюмштейна и Шварца, которое большинство из нас считают хорошо организованным и репрезентативным – выборка исследования включала лесбийские, мужские гомосексуальные, гетеросексуальные неженатые и гетеросексуальные женатые пары. Эти люди обнаружили, что лесбийские пары «имеют секс» гораздо реже, чем любой другой тип пары, и что лесбийские пары менее «сексуальные», чем любые другие пары или индивиды. В этой выборке только одна треть лесбиянок в отношениях, которые продолжались два года и дольше, «имела секс» в течение последней недели, 47% лесбиянок в стабильных отношениях «имели секс» раз в месяц или реже, в то время как в гетеросексуальных женатых парах эта цифра составляла лишь 15%. И, согласно исследованию, лесбиянки использовали ограниченное количество «сексуальных» техник по сравнению с другими парами.

Когда эта информация впервые попала в круг моих подруг-лесбиянок, мы считали, что она подтверждает то, что мы уже знаем по собственному опыту. Однако теперь, когда мы оглядываемся назад и анализируем то, что происходит с нами в наших собственных отношениях, соответствие между исследованием и нашей жизнью уже не кажется таким уж идеальным.

Во время обсуждения исследования одна из нас обратила наше внимание на то, что то, что 85% гетеросексуальных женатых пар делают чаще, чем раз в месяц, в среднем занимает всего лишь 8 минут.

Хотя по моему опыту лесбиянки редко обсуждают свою «сексуальную» жизнь друг с другом (в дальнейшем я вернусь к этому пункту), по собственному опыту и по сообщениям от нескольких других лесбиянок в стабильных отношениях, я знаю, что хоть мы и делаем это реже, но в среднем это занимает куда больше, чем 8 минут. Тридцать минут самый минимум. Иногда, может, и час. И далеко не редкость, что во время этих относительно редких событий под подобное времяпрепровождение так или иначе отводится все утро или весь вечер. Возникает подозрение, что 85% гетеросексуальных женатых пар занимаются чаще, чем раз в месяц, совершенно не тем, чем занимаются реже, чем раз в месяц, 47% лесбийских пар.

Помню, когда я впервые познакомилась с лесбийской культурой старой закалки в одном баре, где у меня появились несколько новых подруг. Одна из них рассказывала, что ее выгнали из военно-морского флота за гомосексуальность. Каким-то образом ее заподозрили и отправили к психиатру военной базы для расспросов и оценки ее извращеннности.

Психиатр хотел убедить ее, что она лишь немного экспериментировала по молодости и совсем не была гомосексуальной. Он спросил: «Сколько раз вы занимались сексом с женщиной?» На этом моменте все мы начали смеяться и хихикать – ну что за невежественный придурок. Что вообще, по его мнению, значит «раз»? Как мы должны это считать? Что вообще нам считать?

Другая моя подруга, годы спустя, обсуждала со мной ту же путаницу, и, по ее словам, она думала, что, может быть, нужно считать «разом» каждый раз, когда ты встаешь и идешь в ванную. Мы с моей любовницей до сих пор время от времени шутим про «сколько раз». Не припомню, чтобы подобная тема вызывала такое веселье в те годы, когда у меня были сексуальные отношения с мужчинами. Тогда мы действительно всегда могли ответить на вопрос: «Сколько раз вы это делали?»…

Мы не знаем, как именно лесбиянки, участвовавшие в исследовании, считали «половые акты» в своих ответах. Но возникает еще один вопрос. А как считают половые акты гетеросексуалы? По оргазмам? Но по чьим оргазмам? И если в среднем секс женатой гетеросексуальной пары занимает восемь минут, то я предполагаю, что очень часто в этих случаях у женщин оргазма не было. Я предполагаю, что ни удовольствие женщины, ни оргазмы женщины не учитывались в большинстве сообщений о случаях, когда у пары «был секс».

Так действительно ли лесбийские пары реже «имеют секс», чем гетеросексуальные пары? Я бы сказала, что лесбийские пары «имеют секс» намного реже гетеросексуальных пар: по критериям «раза» для гетеросексуальных пар в лесбийских парах вообще не бывает секса. Нет мужского оргазма, нет и «раза». (Я вполне готова допустить, что гетеросексуальные женщины тоже не имеют секса, и что они просто сообщали о том, когда секс был у их партнеров).

Феминистки ранее критиковали концепцию «иметь секс» как исключительно фаллическую. Эта концепция описывает гетеросексуальный половой акт, более того, гетеросексистский половой акт, как мужчина-доминирует-женщина-подчиняется-сношение-с-целью-достижения-мужской-эякуляции-на-которой-оно-завершается. Я думала, что это правда, с тех пор, как впервые познакомилась с этой идеей более двадцати лет назад. Но в последние годы выяснилось, что мне придется вернуться назад, к тому, что я уже считала очевидным, но что я понимала очень поверхностно. Для некоторых из нас, включая меня, переход от гетеросексуальных отношений к лесбийским отношениям был спровоцирован, ускорен или завершился благодаря нашему знанию, что под заголовком «иметь секс» мы занимались именно мужчина-доминирует-женщина-подчиняется-сношением… и т. д., и оно не стоило того, чтобы этим заниматься. И вот сейчас, годы спустя, мы готовы отвечать на опросники, в которых нас спрашивают, как часто мы «имеем секс», и мы недовольны собой и своими отношениями, потому что мы не «имеем секс» достаточно часто. Мы настолько недовольны собой, что даже завели собственную маленькую армию психотерапевток, которые зарабатывают тем, что учат нас чаще «иметь секс».

Мы давным-давно отказались от того, чтобы «иметь секс», и у нас были для этого очень веские причины. На что конкретно мы жалуемся теперь? …
У меня есть следующая позитивная рекомендация: Вместо того, чтобы начинать с заданной точки отсчета (точки отсчета тела непохожего на наше) и пытаться наложить собственный смысл на уже заданные векторы, исходящие из этой точки, нам лучше начать с широкого поля наших страстей и телесных удовольствий и вычленить смысл, который как сеть соединяет их все. Для начала нам нужно создать свой собственный словарь, который разъясняет и расширяет наши смыслы, мы должны выработать очень широкую и общую концепцию того, что значит «сделать это». Пусть она будет открытой, щедрой, удобной концепцией, которая будет охватывать все акты и действия, с помощью которых мы приносим друг другу удовольствие и острые переживания, нежность и экстаз, страстную похоть любой продолжительности или глубины. Все от ванили до лакрицы, от багрянца до охры, от бархата до льда, от обнимашек до пизды, от хихиканья до слез. Начиная с того момента, мы можем позволить нашему опыту генерировать хорошо настроенный описательный словарь, который размечает и выражает разницу и различия между тем, что мы делаем, типами удовольствия, которые мы получаем, стадиями и стилями в наших актах и действиях, частями наших тел, так или иначе участвующих в том, чтобы «сделать это», и так далее. Я не буду предполагать, что любые способы «сделать это» хороши и правильны, и не буду считать, что они нравятся всем, или даже что все относятся к ним толерантно. Я не буду предполагать, что «сделать это» обязательно связано с любовью или что оно не имеет связи с любовью вообще. По мере того как мы будем объяснять, исследовать и определять наши удовольствия и наши предпочтения в обширном и разнообразном поле, учить друг друга потенциальным возможностям в нем и навигации по ним, словарь сам сформируется как результат нашего коллективного творчества.

Конечно, подобный словарь появится только в том случае, если мы начнем обсуждать подруга с подругой то, что мы делаем, почему и что мы при этом чувствуем. Язык социален. Как и «это».

Я надеюсь, что нам станет легче говорить о том, что мы делаем, как, когда и почему и обсуждать чувственные детали нашей жизни, когда мы научимся смеяться над дурацкими исследованиями, которые показали, что лесбиянки не занимаются сексом так же часто, не являются такими же сексуальными и используют меньше сексуальных техник, чем все остальные.

Источник: Lesbian culture: an anthology: the lives, work, ideas, art and visions of lesbians past and present / edited by Julia Penelope and Susan J. Wolfe. 1993